Категория:Белогвардейцы в Азербайджане

Белогвардейцы в Азербайджане

Убеждения руководителей независимой Азербайджанской Демократической Республики (1918-1920) исключали для них какое-либо союзничество с белогвардейцами, выступающими за «единую и неделимую Россию». Вместе с тем, военное поражение Деникина и Колчака в 1920 г. привели к эмиграции в Азербайджан сотен белогвардейцев. Часть из них была родом из Азербайджана, другие просто искали там убежища. Профессиональные военные и чиновники военного времени были полезны Азербайджану, который строил свои вооруженные силы, и часть беженцев была принята на военную службу АДР. Другие же предпочли гражданскую службу.

Уже в день «советизации» Азербайджана, т.е. организованного 28 апреля 1920 г. местными коммунистами военного переворота, поддержанного XI Красной Армией, прошло собрание нижних чинов Добровольческой армии и Добровольческого флота, выразившее лояльность Советской власти и «единодушное желание служить ей не за страх, а за совесть». В Азревком была послана делегация для переговоров. 29 апреля прошло аналогичное собрание казаков и офицеров Уральской армии, предоставивших себя в «полное распоряжение» Советской власти и просивших новую власть взять их «под свое покровительство» (под резолюцией колчаковцев было 500 подписей).

Необходимость в командных кадрах у Красной Армии была. 17 мая 1920 г. на заседании Реввоенсовета по докладу главкома С.С. Каменева было решено: «Ввиду крайней необходимости пополнить ресурсы командного состава РВСР считает неотложным использовать (с соблюдением всех необходимых гарантий) командные элементы бывших белогвардейских армий, которые, по имеющимся данным, могут принести пользу Красной Армии на Западном фронте».

Следует отметить, что бывшие белые офицеры были даже в составе оккупировавшей Азербайджан XI Красной Армии. Так, бывший белогвардейский капитан М.И.Василенко, перешедший к большевикам весной 1919 года, даже дважды командовал XI Красной Армией в декабре 1919 — сентябре 1920 г. В 18-й кавалерийской дивизии этой армии служили бывшие белые офицеры: есаул Е.Баев, подпоручик Ф.Безпалов. В 1-ом карантинном пункте армии делопроизводителем служил прапорщик М.Болотов, в 8-м госпитале надзирателем был поручик А.Власов, в 20-м артдивизионе – младший офицер В.Вацек, в автороте - И.Долгов. Бывший штабс-капитан А.Волков был начальником штаба бригады. Подпоручик П.Говоруха служил в штабе 82-й бригады, прапорщик К.Давленидзе - в штабе Железнодорожного бронедивизиона. М.Гречкин был адъютантом Главного Артиллерийского Управления армии. И т.д. Некоторые из них были арестованы уже после прибытия XI Армии в Азербайджан.

В начале мая 1920 г. была проведена регистрация бывших чинов белых армии и флота. Явившиеся на регистрацию арестовывались и поступали в распоряжение Особотдела для прохождения фильтрации. Впрочем, Особый отдел при РВС 11-й Армии и ЧК при Ревкоме Аз.ССР начал аресты бывших белых и царских офицеров еще до регистрации, практически сразу после занятия Баку. Нередко для арестованного это заканчивалось трагически. Уже 11 мая 1920 г. в бакинской прессе появилось сообщение о расстреле 6 генералов, 10 офицеров, 2 чиновников и 3 агентов контрразведки в связи с их участием в Гражданской войне на Северном Кавказе и в Закаспии. В дальнейшем сообщения о расстрелах бывших офицеров стали обычными. Видимо, по этой причине уклонившиеся от регистрации и скрывавшиеся от властей бывшие белые офицеры в конце мая 1920 г. поддержали восстание подразделений Азербайджанской Красной Армии (бывшей армии АДР) в г. Гянджа (Елисаветполь).

4 июня 1920 г. в Баку было опубликовано «Воззвание Ленина и Троцкого по поводу белых офицеров, еще остающихся в лагере белых», в котором было отмечено, что «стремление бывшего офицерства встать на путь полного подчинения рабоче-крестьянской власти парализуется во многих случаях страхом ответственности из-за совершенное ранее преступление против трудового народа». В этой связи, авторы воззвания обещали, что «всем тем белым офицерам, которые в той или иной форме окажут содействие свое к ликвидации остающихся еще в Крыму и на Кавказе белогвардейских отрядов и тем облегчат и ускорят победу рабоче-крестьянской России над шляхетской Польшей, будет даровано освобождение от ответственности за те деяния, которые они совершили, состоя в белогвардейских армиях Врангеля, Деникина, Колчака, Семенова и проч.»

Однако одного желания служить в РККА было недостаточно. Согласно приказу Особого Отдела ВЧК от 22 апреля 1920 года, пленные офицеры и перебежчики при фильтрации подразделялись на 5 групп: 1) офицеры-поляки, 2) генералы и офицеры Генштаба, 3) контрразведчики и полицейские чины, 4) кадровые обер-офицеры и офицеры из студентов, учителей и духовенства, а также юнкера, 5) офицеры военного времени, за исключением студентов, учителей и духовенства. Группы 1 и 4 надлежало отправлять в концлагеря для дальнейшего разбирательства. Группу 5 надлежало подвергнуть строгой фильтрации на месте и затем направить: «лояльных» — в трудармии, остальных — в концлагеря. 2 и 3 группы приказывалось направлять под конвоем в Москву в Особый отдел ВЧК.

Для размещения арестованных, на о.Наргин (ныне – Бёюк Зиря) уже 17 мая 1920 г. был создан «трудовой» концентрационный лагерь на месте бывшего лагеря военнопленных Первой Мировой Войны. На нем, например, отбывали наказание подпоручик Борис Литвинов и ефрейтор Андрей Курдюков. Но основная масса бывших белых офицеров, арестованных в Азербайджане, была отправлена в Россию – в Рязанский губернский концлагерь для военнопленных.

Некоторые арестованные в Азербайджане белые офицеры умерли в лагере, другие были отправлены на трудовой фронт, в РККА или были освобождены по амнистии или после отбытия назначенного им срока. Известны также, по меньшей мере, 5 офицеров, которые в 1920-21 годах предпочли плену побег из лагеря: Александр Алейников, Евгений Греве (Гревс), Виталий Ильиных, Илья Печенегин (Печеньгин), Георгий Семняков. Смогли поймать лишь Алейникова.

Среди военнопленных Рязани и Ряжска были и несколько азербайджанцев, служивших в национальной армии и не участвовавших в Гражданской войне в России. Судя по всему, они были арестованы в связи с Гянджинским восстанием в мае – июне 1920 г.

То, что бывшие белогвардейцы покинули службу в Белой Армии и воспользовались защитой АДР как беженцы, отличает их от тех, кто был взят в плен во время боя. Они уже не могли считаться комбатантами, хотя и считались «взятыми в плен в Баку». В более поздних документах Лиги Наций считались «русскими беженцами», подлежащими защите, и с 1922 г. снабжались «нансеновскими паспортами». Выдача в РСФСР этих беженцев, бывших до «советизации» под покровительством Азербайджана, была негуманным шагом, местью победителей.

Источники:
Григоров А.А., Григоров А.И. Заключенные Рязанского губернского концлагеря РСФСР 1919–1923 гг.

Страницы в категории «Белогвардейцы в Азербайджане»

Показано 200 страниц из 623, находящихся в данной категории.

(Предыдущая страница) (Следующая страница)

А

Б

В

Г

(Предыдущая страница) (Следующая страница)