Категория:Дело Наркомзема АзССР

«Дело Наркомзема»

В 1937 г. многие руководящие работники Народного Комиссариата Земледелия Аз.ССР во главе с наркомом Гейдаром Везировым были арестованы за членство в «контрреволюционной, буржуазно-националистической, повстанческо-террористической, вредительской организации в системе Наркомата земледелия Аз.ССР». Утверждалось, что организация ставила перед собой целью свержение Советской власти в Азербайджане, его отделение от СССР и восстановление капитализма. Для этого ее члены, используя диверсии, вредительство и террор, намеревались ухудшить условия жизни, вызвать недовольство населения и поднять его на восстание.

Г.Везирова вывели из ЦК, исключили из ВКП(б), сняли с поста наркомзема и передали его дело в НКВД. Он был арестован, сломался под пытками и дал показания на себя и других о том, что готовил теракты против Берия и Багирова и восстания в 46 районах. Его осудили в закрытом заседании Военной коллегии Верховного Суда СССР и расстреляли в октябре 1937 г.

Другие 14 работников НКЗ Аз.ССР были выведены на открытый суд Специального Присутствия (коллегии) Верховного Суда Аз.ССР, проходивший 4-18 августа 1938 года в Кировабаде (Гяндже), в связи с чем это уголовное дело также называют «Кировабадским». Среди обвиняемых были бывший замнаркома Аджи Полад-заде, нач. управления животноводства Бахрам Аллахвердиев, его заместитель Мамедали Биляндар-заде, директор животноводческого совхоза Гусейн Гусейнов и другие. Из них двое - Афан Икмек и Мамед Султанов не признали себя виновными на следствии, выдержав все пытки.

Во время подготовительного заседания суда 4 августа 1938 года, восемь из 14 подсудимых (Г.Гусейнов, А.Икмек, Ч.Исмаилов, М.Панахов, А.Полад-заде, С.Султанов, М.Султанов и М.Биляндар-заде) отказались признать себя виновными полностью, а еще один – Я.Джигитов признал себя виновным лишь частично.

Ночью «отказников» доставили в Кировабадский горотдел НКВД. Начальник горотдела Гамрекели, следователь НКВД Л.Гинзбург и прокурор Алигусейнов всю ночь их «обрабатывали». Биляндар-заде, например, «угрожали высылкой детей, арестом жены и безусловным расстрелом». На следующий день обвиняемый выступил с опровержением своего отказа.

На суде было представлено заключение судебно-технической экспертизы. Еще в 1940 г. ВС СССР констатировал, что эта экспертиза по сути являлась «свидетельским показанием, а не выводом, основанным на точных данных, все заключение экспертизы носит явно выраженный обвинительный уклон». Она «дала оценку отдельных действиям подсудимых как вредительским, что в функции экспертизы не входит».

Во время реабилитации в 1955 г., недоказанность принадлежности «вредителей» к контрреволюционной организации автоматически подвела к выводу, что «вскрытые экспертизой должностные преступления обвиняемых не могут быть квалифицированы как преступления, совершенные с контрреволюционным умыслом». Сами же должностные преступления спустя около 20 лет перепроверить оказалось невозможно.

18 августа 1938 г. 10 человек были приговорены к расстрелу, еще 4 получили срок лишения свободы: А.Икмек (25 лет), А.Исмиев (20), С.Мамедов (15), М.Панахов (12). Приговор был обжалован в вышестоящий суд. 20 февраля 1939 г. ВС СССР отменил приговор и отправил дело на новое рассмотрение в ВС Аз.ССР.

18 августа 1939 года ВС Аз.ССР вынес новый приговор, где не было смертных приговоров, а сроки колебались от 8 до 25 лет. 29 января 1940 г. Пленум ВС ССР снова отменил приговор с направлением дела на новое рассмотрение со стадии предварительного следствия. Однако, вместо того чтобы выполнить это решение, НКВД добился рассмотрения дела Особым Совещанием (ОСО) при НКВД СССР.

5 сентября 1942 года ОСО заново рассмотрело дело, подтвердило виновность 10 обвиняемых, снизив им сроки до 7-10 лет ИТЛ. К тому моменту четверо - Бахрам Садых оглы Аллахвердиев, Мамедали Гусейнкулу оглы Биляндар-заде, Ясон Иванович Джигитов и Гусейн Рагимович Шихалиев уже умерли в лагерях.

В 1955 г. дело снова пересмотрели. Были приняты во внимание путаница в показаниях обвиняемых о вербовке в организацию и игнорирование судом заявлений о вынужденном характере показаний; показания экспертов о давлении следствия на комиссию; жалобы на пытки; давление на подсудимых во время судебного процесса. Гособвинитель по делу Агагусейн Алигусейнов заявил, что с материалами дела не был знаком и даже не принимал участие в составлении обвинительного заключения, с которым он выступил на суде.

Военная Коллегия ВС СССР 18 июня 1955 года оправдало всех осужденных.

По «делу Наркомзема» были арестованы много других людей, осужденных заочными решениями тройки при НКВД Аз.ССР и ОСО при НКВД СССР.

Страницы в категории «Дело Наркомзема АзССР»

Показаны 23 страницы из 23, находящихся в данной категории.